Брак (1987)

Название: Брак
Год выхода: 1987
Режиссура: Гарри Бардин
Сценарий: Гарри Бардин
Операторская работа: Сергей Хлебников
Композитор:
Продолжительность фильма: 10 мин.
Актёры: Гарри Бардин, Ирина Муравьёва
Сюжет фильма: История знакомства, любви, женитьбы и семейной жизни, рассказанная при помощи двух веревок.


3 комментария

  1. Несмотря на пессимизм окончательных акцентов многих (хотя, как мы видим, далеко не всех) своих мультфильмов, творчество Бардина вовсе не безысходно, поскольку в нем присутствует осязаемый этический каркас, не всегда очевидный, иногда очень глубоко скрытый. Где найти материал для этических выводов, скажем, в картине «Серый волк энд Красная Шапочка» — этом образце постмодернистской карнавализации жанров или в циничной и душной русофобии «Кота в сапогах»?
    Тем не менее, в лучших своих работах («Конфликт», «Банкет», «Брак», «Выкрутасы», «Адажио») Бардин демонстрирует болезненно острое восприятие антропологических аномалий, искреннее личное возмущение перверсивностью человеческих отношений. Бардин идет дальше Шванкмайера еще и потому, что ставит диалогическую проблему в центр своих исследований, не подменяя ее образами взаимодействия элементов разъятой на части человеческой телесности. Работая с подручными материалами, Бардин никогда не превращает их в эквиваленты обездушенных тел, управляемых невидимыми нитями дискурсов, его герои — это всегда свободные личности, задавленные бременем социальных функций, потерявшие свое лицо под уродливой маской роли, но сделавших это сами, осознанно.
    Такова его лента «Брак» — пессимистическая экспликация семейных проблем, где обоюдная вина в разрушении отношений складывается из мелких разрывов и ссор. Бардин поднимает в этой картине вечную тему сложности брачного существования как единого тела. Неопровержим факт того, что супруги живут как один человек, при этом, не теряя своих личных характеристик — так существует в нашем мире лишь Церковь, соединяющая разрозненное в единое целое всеохватной тотальностью Божественной любви.
    Подобно тому, как вследствие своего эгоизма, создающего реальные герменевтические проблемы, воздвигая барьер между собой и Богом, человек обижается на Него, даже не пытаясь понять и принять Его волю просто из любви к Нему, так и в отношениях супругов опасная автономизация своего бытия от бытия другого, обида и непонимание влечет за собой ни с чем несравнимое страдание — ты будто враждуешь против части своего тела.
    Ссору с любимым человеком можно уподобить отпиливанию ноги или руки ржавой и грязной пилой — чудовищный в своей бессмысленности акт! Даже когда в финале «Брака» ребенок — этот плод любовного диалога, охватывающего все уровни бытия (дух, души, тела) супругов, начинает кричать, пусть и бессловесно, но всеохватно в своей беспомощности, о ненормальности таких изуверских по отношению к нему и друг ко другу ссор, муж и жена уже не способны его услышать, «ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули» (Мф. 13:15). Любовный союз с другим человеком немыслим без правильного единения с Богом. Желание быть с кем-то связанным хоть как-нибудь, хоть родственно, хоть гормонально, хоть эмоционально естественнее для человеческого существа, чем жажда эмансипации, разрыва связей во имя эфемерной автономии, которая есть ничто иное, как волчье одиночество.

  2. Гениальная вещь, как и большинство произведений Бардина. Потрясает торжество содержания над формой: верёвочки становятся настоящими людьми, с их собственными переживаниями и недостатками. Меткость некоторых эпизодов бьёт прямо в яблочко. Язык, на котором общаются герои, напоминает «глокую куздру» и веселит. Но в целом фильм грустный и очень глубокий.
    9 из 10

  3. «Буся, дервени… Жолапуйста…»
    Рядовая история любви — знакомство, влюбленность, замужество, потомство, семейные ссоры и неурядицы… Рядовая история, рассказанная незаурядным способом — от лица двух верёвок, превращенных фантазией автора в живые и чувствующие создания.
    Гарри Бардин — без сомнения, один из самых самобытных и «вневременных» творцов, выбравший поиск золотой середины между формой и содержанием. Его работы неоднократно получали самые престижные мировые кинопремии, ценители отслеживают его каждое новое творение. Но вот широкому кругу зрителей этот автор, увы, не известен. Увы — потому что Бардин, по сути, является пионером советского интеллектуального житейского мультипликационного кино. Он с небывалой легкостью превращает бытовые сюжеты в удивительные визуальные эксперименты. Эксперименты, в которых при всей сложности подачи чувствуется большое сердце человека, умудренного житейским опытом и поэтому смотрящего немного со стороны на те иллюзии, которые именуются любовью, счастьем и взаимопониманием.
    10 из 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *