Сказка сказок (1979)

Название: Сказка сказок
Год выхода: 1979
Режиссура: Юрий Норштейн
Сценарий: Людмила Петрушевская, Юрий Норштейн
Операторская работа: Игорь Скидан-Босин
Композитор: Михаил Меерович
Продолжительность фильма: 29 мин.
Актёры: Александр Калягин
Сюжет фильма: Фильм о памяти, постоянно возвращающей автора к теме войны. Использованы произведения Баха и Моцарта, а также популярные мелодии 30-х годов.


9 комментариев

  1. Образы и эмоции без чрезмерно навязчивого сюжетного каркаса. Всё воспринимается именно чувствами, никто не раскрывает полностью последовательного развития событий и идеи, да этого и не требуется, потому что «раскрытие» происходит внутри.
    Фильм о памяти. Очень точно, память именно такова — впечатления, обрывки мыслей и переживаний, линии, краски, шумы и шорохи… Эфемерно и неощутимо, но значимо и осмысленно. Память предстаёт перед нами без «адаптации», но это прекрасно воспринимается именно подсознанием. Действительно, сказка сказок.
    Не могу ничего не сказать о музыке. Та самая прелюдия Баха запоминается наверно в первую очередь своей пронзительной и грустной лёгкостью. Очень точно подобрана, так же как и прочее сопровождение. Именно музыка доносит многие важные тона до сердца.
    Военная тема… Удивительно, но этот небольшой мультфильм на тридцать минут трогает больше некоторых полнометражных картин о войне. Здесь нет той помпезности и иной раз фальшивого духа патриотизма. Только воспоминания и образы. Искренние воспоминания и образы.
    10 из 10, безусловно.

  2. Я много слышал о мультфильме «Сказка сказок» и читал некие совершенно дикие и нелепые вещи. Меня этот мультфильм заинтересовал: что же нужно нарисовать, чтобы все его хвалили, причём серьёзные кинокритики, отнёсшиеся к нему не как к детскому мультфильму, а к серьёзному творению.
    Посмотрел. С первых же кадров видно всё мастерство и талант Норштейна. Вот кадр: падает листок в лужу. И что? Сотни листьев падает в лужи. Однако у Норштейна листок падает в лужу так трагично, что создаётся впечатление, что он — живой.
    Фильм состоит из отдельных, не связанных друг с другом, кадров и сцен. Вот мужья уходят на войну, вот мальчик кормит ворон, а вот волчок поёт колыбельную. Однако все отрывки связывает нечто в единое целое — не сюжет, а атмосфера. Это — фильм-шарада, который, подобно «Андалузскому псу» водит зрителя по лабиринтам человеческого сознания.
    Каждый кадр этого фильма, казалось бы, разобщенного, несёт в себе смысл: вырежешь хотя бы один кадр — и мультфильм потеряет свою шедевральность. Каждый звук этого фильма соединён с кадром так, что его нельзя исключить.
    Можно говорить об этом фильме бесконечно долго, но факт в том, что этот мультфильм обязателен к просмотру тем, кто интересуется арт-хаусом.
    10 из 10

  3. Это Шедевр.
    Образы, философия, трагизм — похоронки и милый юмор- ленивый котяра, Волчок, поющий колыбельную о самом себе. То, чем наполнена жизнь. Техника Норштейна- это нечто совершенно неповторимое. Каждый кадр — картина. Смотрится на одном дыхании. И столько всего за почти полчаса. Этого времени и много и мало. После просмотра долго остается прекрасное «послевкусие», чувство восхищения и наслаждения. Самые пронзительные кадры — это капли дождя, падающие с листьев на тарелку с поминальными стаканом и хлебом.
    Фильм нельзя передать словами, его надо видеть.

  4. Глубокий философский мультфильм со скрытым смыслом, который хранит в себе много тайн и загадок. Автор специально создал и зашифровал в витиеватом сюжете мультфильма, что бы каждый из нас мог задуматься и увидеть, что то своё. Но это не говорит, а том что автор совсем ничего не пытался выразить, показать нам свою мысль.
    Все гениальное просто… Только образованный, мудрый человек способен разгадать тайну этого мультфильма. В любое время, как и сейчас, перед тем как выпустить, что то на экран, проходит жесткую цензуру (а если учесть год выпуска мультфильма 1979г, времена СССР, особенно). Думаю цензоры всё поняли и им сама идея автора понравилась, но сделали это виде «детского» мультфильма… . Хотя я бы не рекомендовала смотреть мультфильм до 14 лет. Ребенка до 10 лет мультфильм может не благоприятно сказаться на психическом здоровье. Моё мнение — данное произведение лучше всего смотреть после 25 лет. Способность осознать данное произведение приходит с годами…
    Само название мультфильма: «Сказка сказок», уже даёт нам понять о своей необычности. Если рассуждать логически, попробуем ответить на вопрос: Что такое «Сказка сказок» ? Самая лучшая сказка? Собрание всего по чуть-чуть из всех сказок?.. . И мы видим, что логического, разумного ответа на этот вопрос нет. Возможно большинство людей даже не задумывалось, что хотел сказать автор назвав так свое произведение? Все новое хорошо забытое старое. Сказка ложь, да в ней намек!.. . Намек на суровую, мрачную действительность, бытовые трудности, голод, одиночество холод. Мы приходим в этот Мир одни, засыпаем одни и умираем одни. В мультфильмы прослеживается несколько сюжетных линий, образов, которые на первый взгляд никак не связаны между собой. Но это не так! Просто нужно увидеть эту связь.
    Мультфильм в серых, мрачных тонах. Серый цвет, цвет не определенности.
    Яркое зеленое яблоко лежащие под проливным, холодным дождем. Новорожденный младенец, со взрослыми глазами, жадно пьющий материнское молоко. Он явился на свет, в жестокий, тяжелый, трудный мир. Яблоко скорее всего здесь ассоциируется с потерей Рая, вечного блаженства и покоя. Теперь он обречен на жизнь в мире где все не постоянно, изменчиво. Где в труде и поте лица придется работать, что бы выжить. Мир полный опасности, лжи, предательства, утрат и иллюзорных обольщений.
    Волчёнок с большими и удивленными глазами — не зримый наблюдатель, он же и является главным персонажем данного произведения. Он одинок, напуган и все время предпочитает оставаться не замеченным. Он слышит песню про себя и очень удивлен, что им пугают ребенка в колыбельной песни.
    Если присмотреться по внимательней, то мы увидим копию всемирно известных картин «Мадонны с младенцем». Во многих культурах, религиозных верованиях это высокочтимое произведение, которое особенно прослеживается в католицизме и православии.
    События начинают происходить весной. Наспех сколоченный 2-х этажный барак, военных времен, ставший домом для многих людей в те времена. Во дворе сад с цветущей яблоней.
    … Яркий, ослепительный свет в виде дороги по которой волченок не смело идет. Но это не свет в конце туннеля, это окно в другую не менее мрачную реальность. Тучная, уставшая женщина стирает белье и одновременно качает коляску с грудным ребенком. Ёё старшая дочь прыгает через скакалку, потому, что других развлечений нет. Что олицетворяет уставший бычок, для меня остается загадкой. Но видно, что он приходится кем-то в виде раба и устало, медленно выполняет все требования и капризы его хозяев. Высокий, худой мужчина долго сидит над чистым листом бумаги и полной чернильницей, пытаясь выдавить из себя хоть какую нибудь мысль. Но вдохновение к нему не приходит. И кроме большой кляксы у него ничего не выходит. В отчаянье он рвет свои записи и хватается за лиру. Представляя себя греческим музыкантом. Домашний кот, который до сей поры лениво лежал на столе, с удивлением пододвигает к нему лист и протягивает перо, говоря «Ты же писатель! Пиши! Сними с себя эту простынь. Но если смотреть внимательно, глаза у мужчины зашиты!.. . Он не видит реальности, ему всё безразлично, что происходит в семье, он в своих мыслях. Он считает себя настолько гениальным, что ему не стоит обращать внимание на такие бытовые мелочи как семья. Капризная старшая дочь, не охотно соглашается помочь матери.
    Заходит рыбак, которого гостеприимно принимают. Кот бросается к огромной рыбине, основной инстинкт.
    Одинокий осенний лист- символ одиночества. Во дворе старого барака стоят новенькие жигули, вынесены старые вещи. Забиваются ставни, а вещи сжигают. Придают всепожирающему пламени… . Из вещей остается только старая прялк
    Волченок удивленно рассматривает новенькие машины и наблюдает как сожгли вещи, забили барак который был его пристанищем. Наступила осень, опадающая листва, скрип старой прялки.
    Женщина растапливает печь, из еды только картошка…
    .. . В его памяти хранится те военные 40-е года.
    Проезжающий эшелон, сдвинутые старые столы под белой скатертью. Свет одинокого фонаря, играет патефон, танцуют пары… Начинается война… И мужчины уходят строям в одинаковой форме на войну…
    Проходит время… Стук стекла на ветру и грозное ИЗВЕЩЕНИЕ: «Ваш муж… погиб от ран» В этом извещении и надежда и страх!
    … Года 75-е суровая, холодная зима, обыкновенная семья вышла на прогулку. Хотелось бы здесь заметить как хорошо отображает автор своих персонажей. Алкоголик отец с бутылкой в руках, не чесанными волосами и самодовольной ухмылкой. Пухлый сынок в шапке ушанке, ест яблоко и играет сам с собой. Сидящие на дереве вороны становятся его компанией… . И сново мы видим уставшую, замученную жизнью женщину, которая не успевает следить за «2-мя детьми», один сын, второй пьяница муж. Хорошо видно, что женщина ругается на мужа, но ему все равно. Допив бутылку, он выбросил ее около лавки и горделиво шагая воброзил себя Наполеоном. Несчастной женщине только и осталось забрать сына и последовать за мужем. Сын пошел в отца…
    Одинокий путник-дух погибшего на войне, грустно посмотрел на разбитую бутылку и недоеденное яблоко брошенное на снегу. ЗА ЧТО ПОГИБАЛИ НАШИ ДЕДЫ???
    Как хоророшо отображено окончание войны, салют и горькое извещение:» Ваш сын, брат, муж… ПОГИБЛИ!».. . кусок черного хлеба с рюмкой водке.
    Образы, смешанное время, краски, музыка, словно обрывки сна…
    Автор навсегда запечатлил загадку своей души в этом мультфильме. На мой взгляд просто шедевр!

  5. Удивительно, что на такой впечатляющий фильм нет еще ни одного отзыва. Ну что же, зато приятно быть первым.
    Красивый, философский, построенный на образах и ассоциациях мультфильм. Даже скорее напоминает игровой фильм, настолько все пронизано документальным изображением, будь то действительно возможные события или фантазийные зарисовки.
    Отдельно хотелось бы описать звуковое сопровождение. Голос в мультфильме всего один — это голос Волчка. А вот звуков — океан. Реальные, поражающие своей достоверностью звуки. В эти звуки погружаешься и наслаждаешься сказкой все 29 мин. Все действие происходит на фоне красивой музыки Моцарта, подчеркивающей грустную составляющую мультфильма.
    Прикоснитесь к вечному времени, к ностальгии по прошлому, к прекрасной музыке — посмотрите «Сказку сказок»!
    9 из 10

  6. Воспоминание — это единственный рай, из которого мы не можем быть изгнаны.
    Ворох воспоминаний и все, что давно находится за закрытыми дверями сознания, всегда рождает печаль, а иногда и саднящую боль, проливающуюся слезами. Образы детства, первые яркие впечатления, ясные эмоции, горькие разочарования, обиды, простые радости — все составляющие этой пронзительной исповеди, заставляют зрителя каждой клеточкой тела, каждым фибром души почувствовать посыл автора.
    Память — вот лейтмотив «Сказки сказок». Человеческая память невесома — от всего, что нас огорчало и радовало, вдохновляло и поражало, остаётся лишь тень, грустное тающее облако. Осязаемая пелена как бы не подпускает нас к призракам прошлого ближе дозволенного — страшась, держа на расстоянии. При создании этого шедевра Юрий Норштейн использовал особую технику наложения, которая не только создаёт восхитительный, теплый, настоящий, душевный трехмерный эффект, но и служит той самой пеленой — как будто несколько слоев памяти отделяют рассказчика от давних событий — на самом деле — целая жизнь.
    Музыкальное сопровождение тонко подобрано и является трамплином, помощью в понимании замысла автора — всегда лучезарный Моцарт в эпизоде о радости жизни и невинности озорного малыша, делящего трапезу с воронами; печальный и торжественный Бах в сценах о разочаровани, одиночестве, детстве без детства, давящей повседневности; звуки рыдающего танго, заставляющие сердце болезненно сжиматься — в сценах о привязанности и прощании.
    Здесь все продумано до мелочей — шумы, образы, текстура, свет. Чего стоит один только Волчок. Первое, что поражает в нем — невыразимо печальный взгляд. По легенде, Юрий Норштейн увидел фотографию: на ней был изображен котенок, которого вытащили из воды с камнем на шее — его хотели утопить. Глаза этого котенка так поразили мэтра, что он позаимствовал их для этого героя. Мне кажется это — образ детства. Оно как будто наблюдает, незримое, неосязаемое, оно невнятно мурлычет детскую песенку и у него такие же грустные глаза — оно, как и котенок, может и не понимает, как с ним поступили, но мир почему-то уже не кажется большим и дружелюбным.
    Детский плач, колыбельная, яблоки, дремлющий кот, пушистый снег, тяжелые капли дождя — все это находит в душе поначалу тихий отклик, постепенно погружая тебя в этот удивительный мир — и ты уж совершенно уверен — ты тоже это где-то видел, и эта история, расказанная незнакомым тебе человеком, который даже не подозревает о твоем существовании — она рассказана в том числе и о тебе, она затрагивает струны внутри, и ты сразу ощущаешь чувство теплоты, чувство принадлежности — в такие моменты особенно отчетливо понимаешь: каждый день, каждое мгновение прекрасно и ценно уже потому, что оно тебе дано. А хорошо и плохо — всего лишь категории.
    Вне времени и вне оценок.

  7. Сказка сказок
    И нет сказки сказочнее «Сказки сказок». И нет сказки реальнее «Сказки сказок».
    Прежде всего позвольте несколько аксиом, касающихся этого мультфильма (сразу оговорочка: «на вкус и цвет» и «обо всем можно поспорить», но лично для меня это аксиомы):
    Аксиома 1: Юрий Норштейн — гений. Гений, коих мало (ибо настоящих гениев всегда столько, так уж в мире завелось).
    Аксиома 2: «Сказка сказок» — лучшая работа Норштейна. При том, что каждое его творение — работа высочайшего уровня, безусловно заслуживающая бурных аплодисментов.
    Аксиома 3: «Сказка сказок» — лучший мультфильм, из когда-либо созданных на территории нашей страны. (Здесь, конечно, грешу, ибо нельзя говорить «лучший», когда видел далеко не все, но из того, что видел — точно, за сим прошу простить мне этот грешок).
    Вывод из аксиом: «Сказка сказок» — мой самый любимый российский мультфильм. (Хотя, в принципе, можно не ограничиваться территорией нашей страны, ибо рядом со «Сказкой сказок» я могу поставить только «Могилу светлячков» Исао Такахаты).
    Но уйду от сухости аксиом, хочется об ощущениях от просмотра этого мультфильма. А об ощущениях сложно, ибо чувствуешь душой, а пишут все равно руки.
    Вспомните самый светлый, самый счастливый, самый радостный, самый беззаботный момент своего детства. Вспомнили? Вам хорошо и тепло от этого воспоминания? Вот. Но вы чувствуете легкую грусть от того, что это осталось там, детство прошло, и его уже не вернуть? А теперь вспомните момент, когда вы почувствовали, что что-то оборвалось, что-то изменилось в вашей жизни, что-то, что закрыло дверь в ту чудную страну, вы повзрослели, теперь у вас есть обязанности и ответственность, вы, так или иначе, должны соответствовать каким-то нормам, правилам. Пасмурно и немного страшно? Но подумайте о том, что теперь у вас больше возможностей, впереди — новые горизонты, а главное… главное, вы можете вернуться в страну детства уже со своими детьми и внуками.
    Смешанные чувства? Радость и грусть. Они же сестры и все время ходят рядом. Но лишь вместе они действительно прекрасны. В «Сказке сказок» они вместе. Такая прекрасная, прекрасная грусть, от которой радостно, что ты ее испытываешь. Если попытаться дать однословное определение-прилагательное тому ощущению, которое вызывает мультфильм, то я бы выбрал английское bittersweet.
    Я не буду пытаться проанализировать «Сказку сказок», не буду о сюжете, анимации, не буду говорить о том, что я вынес для себя после просмотра. И даже о прекрасной музыке не буду.
    Откройте для себя этот шедевр сами.

  8. Но в памяти такая скрыта мощь,
    Что возвращает образы и множит…
    Давид Самойлов (1964)
    За эти полчаса, что идёт картина — мультфильм с композициями Баха, Моцарта и мелодиями 30-х годов — входят в сознание и мысли, оставляя свой след в виде размышлений. Сюжет событий тяжело осмыслить, потому что фильм воспринимается чувствами и эмоциями. Лента Юрия Норштейна — это обрывки памяти, воспоминания картинок и звуков происходящего. Мультфильм с одной стороны сказочный (персонаж волка), с другой реальный (война), что даёт право смотреть его абсолютно всем: детям, взрослым, пожилым. Каждый видит что-то своё. Тут есть разлука, одиночество, смерть, детство, невинность. И нет предела осмысления фильма, есть лишь его атмосфера. Лирические эпизоды людей на природе и просты и выразительны. Каждый кадр можно распечатать и повесить на стену, настолько они индивидуальны и органичны.
    В фильме просматриваются и символы: с легкостью падают с дерева яблоки — так же просто умирают солдаты, ушедшие на войну. И «плачущее» по ним дерево олицетворяют всю страну, охваченную горем утраты.
    Случайно попав в мультипликацию и продвигаясь в ней, Юрий Борисович Норштейн восполняет то, чего не смог добиться в живописи, которой режиссёр хотел полностью посвятить свою жизнь. В своём творчестве мультипликатор работает, опираясь на образы, найденные искусством прошлого. Например, для эпизода приближения вражеского войска в мультфильме «Сеча при Керженце» (1971) прототипом послужила картина Малевича «Скачет красная конница». При создании «Шинели» (над которой идёт работа с 1981 г!) Норштейн вдохновляется работами художника Павла Федотова. В работах Юрия Борисовича просматриваются идеи русского авангарда и искусства первых лет революции.
    «Мультипликация — такой вид искусств, что если, придумав, ты не сможешь осуществить идею технологическим путём, то в сущности это значит, что ты ничего не придумал» (Ю. Норштейн).
    Говоря о технических особенностях фильма, можно сказать, что не обошлось без ошибок, которые обязательно заметит хороший художник, как например, когда Волчок качает колыбельку и входит в светлое сияние. Скидан-Босин хорошо снял этот момент, но если остановить кадр, можно увидеть размытый контур и нечёткие детали. Несмотря на это, для просмотра мультфильма такие неточности не имеют значения, ведь глаз фокусируется на главном, а не рассеивает внимание на пространство кадра. Если же внимание рассеивается — кадр плохой, он не способен сосредоточить внимание зрителя на сердцевине кадра. Стремиться к совершенству кадра тоже не стоит, ведь главное — это подгонка кадров друг к другу. Сумма этих картинок важнее отдельно взятого рисунка. Художник может тщательно проработать рисунок, но, если кадры не подходят друг другу, вся работа насмарку. Как говорят мультипликаторы, каждый предыдущий кадр должен «умирать» для просмотра следующего, так и образуется фильм.
    Когда Волчок идёт к светлому коридору, его движение не прерывисто, хотя компоновки, по словам Норштейна, не сфазованы. Происходит это от того, что персонаж оседает при шаге вниз и уменьшается, для глаз зрителя это уменьшение естественно. В кадре использованы разные фактуры, контраст между декорацией (пространством) и его центральной точкой способствует развитию изображения. Декорации кадра написаны акварелью, что отличает его от принципа всего фильма. Акварельный след акцентирует внимание на центр, к персонажу.
    В сценах с младенцем на фоне графики пелёнки личико новорожденного становится необычайно реальным, хотя натурной достоверности кадра нет, но внимание сосредоточенно не на пеленках, а на лице. Поэтому изображение вызывает доверие.
    Эпизод, в котором Волчок качает колыбельку под кустом, от младенца идет свет, озаряющий листву. Новорожденный — чистое, безгрешное существо, поэтому он и излучает свет. На контрасте святящегося потока с пяточкой младенца остальная часть кадра тонет в темноте. По словам режиссёра: «Световой эффект складывается из освещения прибором и рисования света на персонаже и декорации».
    Для создания картины были использованы аэрограф, акварель, фольга, бумага, целлулоид и астролон (из него были сделаны фигурки танцующих людей).
    Чтобы добиться выразительности персонажа, его тело делят на несколько ярусов, т. е. для более чёткого выражения головы, которая находится в отдельном, верхнем ярусе. Простые с виду эпизоды и сцены — это тщательно проработанные и выверенные композиции. Легкость восприятия зрителем — тяжелейший труд художников, осветителей, операторов и постановщика. Также очень важна деталь, которая тоже формирует отношение к картине. Деталь завершает силуэт.
    Пронизывающий взгляд Волчка на зрителя — это взгляд Зайца из мультфильма «Лиса и заяц» (1973) (кстати, глаза которого срисованы с Городецкой живописи) и взгляд котёнка с фотографии французского участника революции.
    В своих работах Норштейн демонстрирует также гармоничность изображения и звука, что лучшего всего видно в предыдущем мультфильме режиссёра — «Ёжик в тумане» (1975), когда Медвежонок зовет «Ё-жик!» и под эти два слога скрывается в глуби тумана падающий с дерева листок.
    Благодаря драматургии изображения даже статистика приобретает движение.
    Несмотря на эпизоды, которые, кажется, не согласованы между собой, не покидает чувство целостности. Образы и декорации, созданные Юрием Норштейном и его художницей-женой Франческой Ярбусовой (примечательно, что обычно над работой мультфильма трудятся как минимум художников 7-8, т. е. художник постановщик, художник-декоратор и т. д.) сохраняются на протяжении всего мультфильма, в цветовом, пластическом и стилевом решении.
    Работы Норштейна: «Ёжик в тумане» и «Сказка сказок» признали в США (1984) и Японии (2003) лучшими мультфильмами за всю историю мультипликации. Картины художника ценят во всём мире, на них равняются, по ним учатся творческие люди разных стран.

  9. «Сказка сказок» — легендарный советский мультфильм Юрий Норштейна, последняя его работа перед длительной одиссеей с «Шинелью», так до сих пор, к, сожалению, и неоконченной. Писать об этом шедевре тяжело, потому что он имеет очень сложную ассоциативную структуру, его нарратив ветвист, и за полчаса экранного времени перед нами проходят основные сюжеты из истории человечества, архетипические образы игры, предательства, творчества, детской невостребованности миром взрослых, войны.
    Анализировать его сложно, потому что к фильму трудно подобрать единый аналитический код, что вызвано причудливыми полетами фантазии Петрушевской: корова, прыгающая на скакалках, мальчик, кормящий яблоком ворон, волчок, похищающий рукопись писателя. Именно последний образ закольцовывает композицию картины, когда рукопись превращается в ребенка, что объясняется своего рода апологией творчества в этой замечательной картине. Волчок, поющий ребенку песню о сереньком волчке, — замечательная манифестация принципа рамочной композиции, когда метаморфозы символов возвращают многозначные образы к началу.
    Данный мультфильм архетипичен по самой своей сути, в старом юнговском смысле этого слова: птицами летят похоронки, извещая о гибели спутников жизни, пропавших кавалеров из танцующих пар, солдатскими шинелями окутанные тени уходят в даль под сияние лампы. Война, детство, материнство, отношения родителей и детей, детские игры делают данную сказку поистине архетипической сказкой сказок, как и другой прославленный великий шедевр Норштейна «Ежик в тумане». Только «Ежик» — более зрительская мультипликация, чем «Сказка сказок», предрасполагающая к философскому созерцанию многоцветия благоухающего букета метафор и символов, который совершено не важно, что значит. Что значит букет цветов? Это красота, не требующая анализа. Так и «Сказка сказок» Норштейна. Будем надеяться, что его «Шинель» увидит свет при его жизни, что Норштейн не повторит судьбу Германа-старшего, ведь «Сказка сказок» снята так давно, а хочется чего-то нового от этого мастера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *